Up

HeadHunter

, 11:21

Фиолетовая спаржа и страх вложений в недвижимость на земле – воронежский фермер Олег Жолобенко о выращивании элитного овоща

Воронеж. 25.05.2022. ABIREG.RU – Аналитика – Черноземье славится своими плодородными землями. Но знали ли вы, что на этих землях можно выращивать такой элитный овощ, как спаржа? Местный предприниматель Олег Жолобенко решил проверить это на собственном опыте. И вот уже на протяжении четырех лет он успешно выращивает спаржу в рабочем поселке Ольховатка Воронежской области. «Абирег» пообщался с владельцем КФХ «Спаржа Черноземья» и узнал, почему этот элитный овощ почти не выращивают в России, о будущих планах и о спросе на продукцию.

– Расскажите, как начали свое дело, как появилась идея выращивать спаржу.

– Я как-то зашел в супермаркет и заметил, что на спаржу высокая цена. Меня это заинтересовало. Сначала я, конечно, подумал, что этот овощ экзотический, потому что он был завезен из Перу. Но мой интерес всё равно нарастал, и я решил помониторить рынок, посмотреть, как спаржа растет у нас. В интернете нашел скудное количество информации о ней, но даже это небольшое исследование дало понять, что в нашем регионе спаржу без проблем можно выращивать.

Загвоздка была лишь одна – в посадочном материале. Я несколько месяцев мучился, пытался найти, где же купить саженцы. Наткнулся на голландский питомник и купил у них посадочный материал. Вот с тех пор с ними сотрудничаю уже на протяжении четырех лет. Это голландская селекция. Она популярна в мире.

– Получается, что свой бизнес-путь вы начинали один?

– Да. Мы начали одни с супругой.

– Сколько инвестиций было вложено в проект?

– Около 15 млн рублей. Сейчас, конечно, эта цифра увеличивается. На данный момент у нас 12 га засажено спаржей. А начинали мы в свое время всего с 20 соток. Потом засадили 5 га земли, потом – еще 3 га, и вот недавно – еще 4 га земли. Один гектар посадочного материала спаржи стоит около 1 млн рублей.

– А где землю приобретали для фермерства?

– У меня супруга из Ольховатки. Появилась возможность в этой местности приобрести землю.

– В связи с актуальным в последнее время импортозамещением спрос на ваш товар повысился? Поэтому планируете увеличить ежегодный урожай до 60 тонн к 2024 году?

– Тут не в импортозамещении дело. Просто даже без той ситуации, которая сложилась не так давно в мире, нам в любом случае надо начинать набирать обороты. С мая по июнь в России не продается импортная спаржа. В период с июля по апрель ее привозят из Перу и Мексики, где сейчас уже наступила зима. Там растения пребывают в вегетативном покое. А у нас, наоборот, сезон спаржи только начинается. Соответственно, два месяца у нас нет конкурентов в этой нише.

– А вообще за последний год увеличился спрос на эту продукцию?

– Да, конечно. Вообще выращивание спаржи – это очень интересно и довольно перспективно. Проблема только в одном, как я уже говорил, – в качественных саженцах. Всё остальное решаемо. Пока, к сожалению, в России не производят посадочный материал. Но, может быть, что-то изменится в ближайшем будущем. Приходится покупать за границей.

– А цены на посадочный материал подскочили?

– Мы еще успели завезти по цене прошлого года. Что будет в следующем году, не знаю. Но энергоресурсы для европейских стран подорожали, поэтому нам вряд ли есть чему радоваться. Но раз мы посадочный материал не сможем воспроизводить в ближайшее время, то нам точно будет сложновато. И цена, конечно же, вырастет.

– Производителей спаржи подобного масштаба в Черноземье нет, а в России их всего несколько. Как думаете, почему?

– Потому что те, кто всё-таки начал производить спаржу, просто решили рискнуть. Ведь во всем мире это довольно популярная история. Просто в нашей стране боятся инвестировать, когда деньги приходят только на третий или четвертый год. Поэтому, наверное, у нас и садов в стране мало. У нас так принято, что если ты вложился во что-то, то завтра уже должен деньги заработать.

Другое дело, когда ты вкладываешь и не понимаешь, когда будет прибыль или когда ты уже хотя бы выйдешь в ноль. Это больше присуще европейской бизнес-модели. Там люди вкладывают и ждут. А у нас ждать никто не хочет, потому что не знают, что завтра будет в стране. Люди просто боятся вкладываться. А спаржа как раз этого и требует, потому что это не техническая культура, которую мы посадили в мае, а в августе уже собрали. Нет. Ее нужно посадить. Потом через два-три года она разрастается, и только после этого в течение пяти-шести лет она будет давать урожай. И вот где-то на четвертый год мы окупаем вложения и выходим в плюс.

Выращивание спаржи – это не совсем российская история. Это долгосрочные деньги, это недвижимость на земле. Соответственно, ниши, где «купи-продай», сегодня все заняты, и именно там жесткая конкуренция идет. А там, где есть риск вложений, всё свободно. Никто не хочет рисковать.

– На данный момент у вас три точки сбыта продукта в Воронеже, готовится еще одна в Липецке. Дальше планируется расширение сети дистрибьюции?

– Да. Но в Липецк заходить мы планируем в следующем году. Конечно, будем и дальше расширяться. Посмотрим, как оно будет. А в Воронеже 5-6 магазинов, где распространяется наша продукция.

– А планируете работать с ретейлерами?

– Да, в принципе, нам это интересно. Наверное, в следующем году уже будем работать. Сейчас ведь мы поставляем оптовикам в логистические центры Москвы, а они уже нашу спаржу отправляют в магазины «Перекресток» и «Азбука вкуса».

– Я думала вы, наоборот, не хотите работать с ретейлерами. потому что в магазинах продукция портится, а спаржу нужно есть свежей...

– Да, именно поэтому мы и хотим, чтобы в мае в ретейл выходить локально, а не через Москву. То есть отправлять сразу, например, в сеть «Перекресток».

– Назовите крупных заказчиков вашей продукции. Кому ее поставляете?

– Мы поставляем в «Гринфилдс-Логистика» – это самые крупные импортеры спаржи в России. Они у нас покупают спаржу и отвозят в Москву, откуда распределяют по сетям.

– Спаржа издавна считается лакомством императоров и королей. Есть ли у вас покупатели из числа представителей власти или бизнес-сообщества? Какие покупки они в основном делают?

– Не знаю. Мы продаем спаржу и хотим сделать этот продукт доступным не только для высшего класса, но и для обычного человека со средней зарплатой, чтобы он мог позволить себе купить пучок спаржи. Цены у нас очень демократичные для Воронежа. Мы смотрим экономику и понимаем, что эта цена доступна для людей.

Сложность спаржи заключается в том, что она не может стоить, как огурец, например. Во-первых, у нее очень короткий сбор. А во-вторых, этот самый сбор очень сложный – за каждым стручком нужно нагнуться и срезать его. Это очень сложная процедура.

– А сколько стоит килограмм спаржи?

– Около 700 рублей.

– Вы рассказали, что в Воронежской области с выращиванием спаржи проблем нет. Я же, наоборот, думала, что это прихотливый овощ. Расскажите, какие условия и климат нужны спарже.

– Она любит много солнца. От капельного орошения она тоже не отказывается. Если засушливое лето, ее, конечно, нужно поливать. Но спаржа довольно стрессоустойчивое растение. Поэтому юг Воронежской области хорошо ей подходит для роста. Единственное, я бы не рекомендовал сажать ее севернее Московской области, потому что там спаржа только-только начала бы выходить. А мы ее уже месяц собираем. Всё в экономику упирается. Чем севернее будет высажена эта культура, тем окупаемость проекта будет хуже.

– Какие сорта спаржи вы выращиваете?

– У нас много сортов, все они зарегистрированы в реестре селекционных достижений. Например, зеленая спаржа – это «Ксенолим» и «Баклим». Белая – «Кумулус». Вот такие сорта. В этом году мы завезли фиолетовую спаржу. Поэтому в следующем году будем продавать эксклюзив.

– А чем фиолетовая отличается от белой и зеленой? Помимо цвета, конечно.

– Она слаще и сочнее. Да и выглядит эксклюзивнее.

– Ее больше никто не выращивает у нас в России?

– Фиолетовую пока нет.

– Помимо спаржи что-то выращиваете?

– Грушу, потому что ее тоже в стране нет. Ее боятся выращивать. Мы в основном импортируем ее из южных стран. Она цветет раньше, чем яблоня. Соответственно, есть риск ночных заморозков весной, которые могут по соцветию сильно ударить, что приведет к потере урожая. Еще боятся из-за болезней и бактериальных ожогов. Мы пробуем выращивать те культуры, которых нет в России. Поэтому, если получится, это будет хорошо. Ведь груша – очень интересная культура.

– А по груше когда первый урожай планируете получить?

– В сентябре этого года будет первый небольшой урожай. Мы пока экспериментируем. Посадили 1 тыс. деревьев сорта «Конференция». Это коммерческий сорт, который интересен всем ретейлерам. Ждем еще посадочный материал из Нидерландов, посадим еще 7 тыс. груш. Рассчитываем 50-60 тонн фруктов получить через 2-3 года.

– Какую прибыль получаете за сезон от спаржи?

– Пока сложно сказать. У нас идет первый коммерчески большой сезон. Поэтому по цифрам можно будет что-то сказать только в конце июня.

– Вы рассказали, что весь посадочный материал для спаржи заказываете в Нидерландах и что в России его вывести пока нельзя. Почему?

– Потому что голландцы продают только мужские гибриды, женские растения никто не продает. Соответственно, мы не можем ничего с ними сделать. Это история на 10 лет, грубо говоря. На седьмой год уже нужно задумываться о новой плантации, новой закладке спаржи, потому что старая уже будет давать менее объемный урожай.

– Спаржа – это сезонный овощ? Вы ее собираете в апреле-июне и распродаете. Что делаете в остальные месяцы? Как зарабатываете?

– В летний период у меня работают рабочие на постоянной основе. Они следят за спаржей, чтобы она не болела, чтобы растение было сильным, всё лето набирало сахара в корни после интенсивной срезки весной. Работы очень много после сезона. Ведь два месяца потом кормят целый год. К тому же всё зависит от объемов. А у нас они немаленькие. Но так как мы хотим расширить ассортимент своей продукции, мы хотим, чтобы сезонные рабочие у нас работали дольше – полгода.

– А сколько человек у вас работает?

– На сборе спаржи 30 человек. Когда мы спаржу отпускаем в рост, у нас остаются всего три человека.

– А бывает, что сами в поле работаете?

– Конечно, я первые два года сам в поле работал, на тракторе ездил. Только в 2021 году у нас появились еще два работника. Вот сейчас стало более-менее свободно, чтобы я мог что-то новое придумывать, а не только на тракторе ездить.

– А вы получаете какие-то льготы или господдержку как фермер?

– Да, в 2019 году получил 1,5 млн рублей как начинающий фермер.

– Когда планируете выйти на окупаемость? Или, может, уже вышли?

– В этом году мы выходим на самоокупаемость. Со следующего года надеемся, что начнем получать прибыль с данного проекта.

Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое