Up

HeadHunter

, 11:15

То ли слияние, то ли сливание или Зачем господам из СРЗП объединяться с товарищами из КПРФ

Воронеж. 01.08.2022. ABIREG.RU – Аналитика – Тема о возможном слиянии КПРФ со «справороссами» поднимается уже не один год, но дальше разговоров дело пока не шло: объединять такие разные партии – всё равно что скрещивать ужа с ежом. Несколько противоестественно. Да и зачем?

Последний раз такое предложение перед выборами в Госдуму исходило от Захара Прилепина, партия которого «За правду» только-только слилась со «Справедливой Россией». Но тогда коммунисты Прилепина решительно отшили, несмотря на то, что он пришел с душой... и даже с пряниками. И их логика понятна: зачем партии со стабильным электоратом делиться своим потенциалом со «справороссами», чьи политические ориентиры и раньше были размыты, а соединение с Прилепиным им четкости не добавило. Первый зампред ЦК КПРФ Иван Мельников тогда заявил: «Мы категорически, принципиально, убежденно не признаем и никогда не признаем проект Миронова искренней и левой политической силой. И у нас десятки аргументов, чтобы объяснить это каждому. «Левый фланг» Миронова – это мелкие организации нетрудоустроенных чиновников и амбициозных политиканов, прикидывающихся левыми».

Сергей Миронов также не отрицал наличие противоречий между партиями. «Наше главное отличие от КПРФ заключается в том, что мы не столь повернуты в прошлое, не боготворим наследие Ленина-Сталина и считаем, что в Советском Союзе были недостатки, из которых нужно извлечь уроки. Как и из достоинств. Важно понимать, что в СССР не было социализма в полном смысле слова. Это было государство с сильной административно-командной системой, которое имело отдельные элементы социалистической экономики. На самом деле социализм предполагает гораздо большую свободу хозяйственной деятельности, чем это было позволено людям в Советском Союзе», – сказал он.

Понятно, что Сергею Миронову коммунисты нужны больше, чем СРЗП коммунистам. У КПРФ дела с электоратом обстоят лучше, чем у «справороссов», и на выборах их результаты внушительнее. Однако неожиданно Геннадий Зюганов смягчил свою позицию по поводу слияния партий и заявил, что считает таковое возможным, если СРЗП согласится с программой КПРФ и будет ее поддерживать. Политолог Андрей Данилов высказался по этому поводу так: «В этот раз Геннадий Зюганов то ли постарел, то ли, не знаю, случилось что, [он] сказал: «Да, мы рассматриваем объединение». И это перед выборами дурной сигнал как для КПРФ, так и для СР. Потому что сентябрьские муниципальные выборы не за горами. Это отвернет часть электората и часть сторонников и отобьет желание у многих коммунистов и «эсеров» работать на выборах в полную силу».

Политическая партия – это не просто симпатии избирателей. Это еще и определенный труд, который нужно вложить, чтобы их получить. Это четкая организация, дисциплина, нацеленность на результат, чувство команды и готовность работать в ней. Любой разлад между соратниками рождает пораженческие настроения, в итоге политическая сила теряет очки, уступая место соперникам. За примерами далеко ходить не надо. В местных довыборах в областную и городскую думы СРЗП участвовать не будет. По версии руководителя реготделения СРЗП Сергея Борисова, какой-то документ был подан не вовремя, в результате чего избирком лишил местное отделение шанса поучаствовать в выборах. Хотя наши источники утверждают, что Сергею Борисову просто не удалось собрать кворум. Разлад в местной партячейке существует давно, в господах и сейчас согласья нет. Реготделение после слияния с партией Прилепина и появления Сергея Борисова значительно усохло, и актив далеко не всегда принимает участие в партийных событиях. Появится ли это согласие после объединения с товарищами – большой вопрос.

«С середины нулевых и до 2015 года партии серьезно различались по идеологическим установкам, – считает доктор политических наук Владимир Слатинов, – да, обе они являются левыми, но КПРФ, несомненно, была «левее» с точки зрения социально-экономической программы, жестче – в плане патриотической ориентации. «Эсеры» до Крымской весны и прошлогоднего объединения с «Патриотами России» и партией Захара Прилепина были, скорее, партией бюджетной интеллигенции и городского класса, не зря на фоне протестной волны 2011 года именно они получили максимальный политический бонус. Но всё изменил 2014 год, когда СР решительно поддержала Крымскую весну и от партии умеренных социалистов начала стремительно дрейфовать в сторону социал-патриотизма. Объединение с «Патриотами России», приход в партию таких политиков, как Захар Прилепин и Михаил Делягин, и активная поддержка СВО на Украине закрепили этот тренд. С другой стороны, после начала СВО многие инициативы КПРФ уже не кажутся радикальными, «народно-патриотическая» позиция коммунистов, по сути, предельно сблизилась с сегодняшним политическим курсом. Таким образом, в ценностной части позиции КПРФ и СРЗП стали слаборазличимы, их социально-экономические программы тоже довольно близки. Однако важно понимать, что КПРФ даже в нынешней политической системе сохраняет некоторую автономию от Кремля и воспринимается обществом как самая оппозиционная из системных партий. Поэтому протестные голоса на самых разных выборах сегодня во многом отходят к КПРФ. За коммунистов сегодня голосуют даже те, кто не разделяет программу КПРФ, но хочет максимально насолить власти. Про СРЗП этого не скажешь. Предельный лоялизм этой партии по отношению к власти ни для кого не секрет. Поэтому в разговорах о гипотетическом объединении возникает подозрение – не затевается ли оно, чтобы задушить КПРФ в объятиях, окончательно встроив объединенную левую партию в управляемую из Кремля политическую систему. Поэтому коммунисты крайне аккуратны с идеей интеграции, требуют сначала признать их программу, что означает сохранение существующей модели отношений с властью. Кроме того, организационная интеграция будет крайне сложной – в регионах у СРЗП немало вполне приличных отделений, и они с их лидерами не станут гореть желанием объединяться с коммунистами. Так что перспективы создания объединенной левой партии в России имеются, но пока выглядят туманно».

Реготделение любой партии – это, прежде всего, люди. И люди не только со своими политическими взглядами, но и со своими чисто человеческими и карьерными амбициями. А после слияния им придется рассчитаться на первый-второй, и это будет не слишком простой процесс, особенно для тех, кто надеялся на какое-то продвижение по партийной лестнице. И рассчитываться на первый-второй придется с теми, кто еще вчера ходил в конкурентах, на конкурентную работу против которых были настроены партийные ресурсы. Разговоры о создании левой коалиции могут вести первые лица партий, но реализация такого проекта всё равно будет возложена на территориальные отделения, реальные события будут разворачиваться за кулисами, под опущенный занавес, и любое непонимание, возникшее между вчерашними соперниками, будет стоить новой коалиции очень дорого. А валюта в политике, как известно, одна – это голоса избирателей. «Это объединение состоится, легко этот процесс проходить не будет, – считает член СРЗП, экс-мэр Воронежа Борис Скрынников, – «Справедливой России» сегодня нечего предложить коммунистам. У КПРФ очень четкая, продуманная организация, ячейки существуют не на бумаге, а действуют реально, всё время поддерживая связь с избирателями. О СРЗП сегодня этого сказать нельзя. Реготделение практически развалено, партийная работа не ведется, люди, которые составляли костяк партии в нашем регионе, глубоко разочарованы, многие прекратили активную работу. Лично я уже близок к тому, чтобы перестать считать себя членом этой партии».

Так что же предлагает СРЗП коммунистам? Спасти их, утопающих? Но это, как известно, дело самих утопающих. Да и коммунисты, несмотря на наличие стабильного электората, не настолько мощны, чтобы разбрасываться спасательным оборудованием. Самим в случае чего может не хватить. Так что неожиданная благосклонность высшей партийной элиты КПРФ выглядит несколько странно. Так, будто партии не сливаются, а партии сливают...

Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое