Up

HeadHunter

, 09:00

«Металлурги вошли в период вынужденного выживания», – эксперт о состоянии отрасли в Черноземье

Воронеж. 27.05.2022. ABIREG.RU – Аналитика – Из-за санкций в отношении России отечественная металлургическая отрасль переживает не самые лучшие времена. Ограничение экспорта, проблемы в логистике прямым образом сказались и на компаниях, которые работают в регионах Черноземья. Промышленный эксперт Леонид Хазанов рассказал «Абирегу» о том, как сейчас выживают металлурги, и об их дальнейшей судьбе.

– Европейский союз ограничил импорт определенного перечня металлопродукции из России. На ком из черноземных металлургов этот запрет уже сказался или серьезно отразится в будущем?

– По логике вещей, эмбарго на поставки металлов из России могло уже сказаться на группе НЛМК, так как в числе санкционных видов металлопродукции есть и выпускаемые ею. Проблемы могут уже быть у Оскольского электрометаллургического комбината, так как его владелец Алишер Усманов попал под персональные санкции Европейского союза. А там как заведено? Если санкции приняты в отношении акционера какой-либо компании, то автоматически под них попадает и сама компания. Конечно, ни в группе НЛМК, ни в «Металлоинвесте» спад производства официально никто не признает, но если он сейчас не случился, то имеет все шансы произойти до конца текущего года.

– Пострадает ли от этого сама Европа?

– Для Европы пока особо негативных последствий я не вижу, она достаточно легко может заменить запрещенные ею же виды стальных полуфабрикатов аналогами из других регионов и стран, например из КНР. Правда, тогда возникнет вопрос: стоит ли, выдавив российских металлургов, пускать вместо них китайских? Впрочем, это будет уже проблемой властей Европейского союза.

– Какие у предприятий есть альтернативы? Куда они смогут перенаправить продукцию?

– Вариантов у черноземных металлургов несколько – рынки России, Азии, Африки и Южной Америки. Однако российский рынок стагнирует и по итогам 2022 года, я думаю, упадет на 20-30% из-за проблем в строительстве, автомобилестроении, железнодорожном машиностроении и иных областях экономики нашей великой страны.

– На каких рынках она может быть востребована? Сколько времени нужно, чтобы перестроиться?

– Можно перенаправить поставки в Африку, Азию и Южную Америку, только придется давать большие скидки, так как местные потребители пользуются благоприятной для них конъюнктурой и вовсю стараются прогнуть российских металлургических производителей по ценам. Вдобавок конкурентов у них там предостаточно.

Давайте еще примем во внимание неуклонное сползание глобального рынка черных и цветных металлов в глубокий кризис, который по масштабам может быть близок к имевшему место в 2008 году, – и черноземным металлургам не позавидуешь.

– В этих условиях каким может быть спад производства? На чем компании начнут экономить в первую очередь? Стоит ли ожидать сокращения сотрудников?

– К сожалению, в пределах 15-20%. Захотеть [экономить] они могут на чем угодно, начиная от урезания благотворительных и социальных программ и заканчивая выводом сотрудников отдельных подразделений в вынужденный простой. Вспомогательные цеха могут сделать самостоятельными юридическими лицами для «оптимизации» расходов на оплату труда.

В открытую на массовые увольнения в металлургических компаниях вряд ли решатся – это может испортить отношения с властями регионов. А вот выдавить сотрудников при желании можно: ставить им заранее невыполнимые задачи под угрозой лишения премий и надбавок – и люди будут сами увольняться.

Кстати, заявленные в нынешнем году «Северсталью», «Металлоинвестом» и группой НЛМК индексации зарплат не должны вводить в заблуждение – они мизерные. Согласитесь, что такое повышение на 3-9% зарплаты машиниста металлургического крана, получающего 30-45 тыс. рублей в месяц? Ничто. А человек ведь каждый день может рисковать жизнью.

– Насколько НЛМК, «Металлоинвест», «Северсталь» зависимы от импортного оборудования? Будет ли развиваться металлургия при таких ограничениях?

– На 50-90% в зависимости от конкретного вида оборудования. До сих пор его ключевыми поставщиками являются, по сути, лишь немецкая SMS Group и итальянская Danieli. Широко известный на весь мир «Уралмашзавод» прокатные станы в последние годы вообще не выпускал. Он, пожалуй, только кованые прокатные валки может поставить. Оскольский завод металлургического машиностроения может снабжать своих клиентов запасными частями. Проектирование и сооружение печей и прокатных станов вообще не его сфера деятельности. В 2021 году он получил убыток, сможет он из него выйти в нынешнем – сложно сказать со всей определенностью.

Да и потом, крупных проектов в российской металлургии в ближайшие несколько лет не будет, она уже вошла в период вынужденного выживания. Поэтому загрузка заводов и комбинатов может быть пониже, чем в предыдущие годы.

– Несмотря на санкции, белгородское правительство в начале мая сообщило еще раз об ОЭЗ, которую назвали «Зеленая сталь». Реализацию проекта оценивают в 212 млрд рублей. Планировалось, что базой станет проект группы НЛМК по расширению производства. В нынешних условиях у этого проекта есть ли перспективы?

– Я их не вижу. «Зеленая сталь» фактически создана под группу НЛМК, хотя она сама может реализовать намеченные проекты без всяких льгот и преференций. В конце концов ее владелец Владимир Лисин – человек не бедный, может деньги с банковских счетов снять и потратить. Дореволюционные предприниматели так часто и делали, клянчить помощи у государства по случаю или нет было неприлично, разве если дела совсем шли плохо. Какие-либо другие инвесторы, не считая ожидаемого «Металлоинвеста», стройными колоннами в «Зеленую сталь» вряд ли пойдут. В России столько площадок, что им есть из чего выбрать. Плюс получить финансирование не так уж и легко.

– Владимир Лисин – наверное, единственный из основных металлургов, кто избежал персональных санкций. Как вы считаете, почему? Могут ли в его отношении ввести санкции в перспективе и как они повлияют на российский и зарубежный бизнес группы НЛМК?

– У принадлежащей Владимиру Лисину группы НЛМК есть несколько металлургических предприятий в Италии, Бельгии, Франции и Дании. Они производят плоский прокат с полимерными покрытиями, оцинкованный прокат, толстый лист, обеспечивают работой европейцев и платят налоги. Заготовки на них поставляются с НЛМК.

Казалось бы, попади Владимир Лисин под санкции, его заводы в Старом Свете остановятся, людей уволят, экономика Европы рухнет... Ничего подобного. На его европейских предприятиях трудятся всего 1,8 тыс. человек – мизерный штат. 4 млн тонн потребители закупят частично у местных производителей, частично – в Китае. Оставшиеся без работы сотрудники группы НЛМК будут получать социальные пособия или найдут себе работу в других металлургических компаниях.

Поэтому если в Европейском союзе посчитают нужным внести в санкционные списки Владимира Лисина, то он там быстро окажется. Повод может найтись абсолютно любой. В таком случае банковские счета европейских заводов группы НЛМК могут быть быстро заблокированы, их работа прекратится. Одновременно местные потребители могут отказаться от продукции группы НЛМК, похожее уже было с Алексеем Мордашовым и его «Северсталью», что вызвало уменьшение продаж с ее российских предприятий.

Потери могут быть существенные: в 2021 году группа НЛМК продала в Европе 3,4 млн тонн продукции (20% от ее производства), выручив 2,8 млрд долларов (17,5% от всех доходов).

– В таких условиях будут ли власти более снисходительны к компаниям? Смогут ли как-то замяться претензии ФАС или, наоборот, внимание будет более пристальным, может быть, будет введено государственное регулирование? Что будет с налогами?

– Им могут дать сколь-либо незначительные поблажки, однако за косяки будут по-прежнему строго спрашивать. Претензии ФАС никуда не исчезли, рано или поздно виновным придется нести ответственность. Касательно налогов – могут быть предоставлены преференции по отдельным из них, хотя их и без того предостаточно.

– Что будет с ценами на внутреннем рынке?

– Сейчас цены на арматуру, плоский прокат, трубы идут вниз и в следующие несколько недель будут снижаться. В дальнейшем многое будет зависеть от ключевой ставки, регулируемой Банком России, и положения дел в потребляющих отраслях. Если ключевая ставка будет снова уменьшена, если задышат строительство и машиностроение, если будет прокладываться Северный широтный ход или хотя бы будут объявлены и проведены тендеры на закупку для него металлопродукции, то цены могут сменить курс. Или же металлургические компании станут сами поднимать цены для компенсации потерь от сокращения сбыта, хотя чрезмерно задрать их не смогут – им не позволят.

– Если говорить об экологической составляющей отрасли, то о перспективных наработках, проектах в этом направлении можно забыть? Могут ли снижаться нормативы природоохранного законодательства в этой части?

– Нет, их никто не отменял. Максимум сроки их реализации будут сдвинуты. Предпосылок для снижения нормативов и облегчения требований экологического законодательства нет. Металлургические предприятия – одни из основных загрязнителей окружающей среды в Центральном Черноземье, и делать им послабления не прогнозируется.

Комментарии 2
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое