Up

WorldClass

19 сентября 2021, 08:39
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

Отель Марриотт

HeadHunter

Главная / Аналитика / Глава чаплыгинского завода «Новый век агротехнологий» Владимир Михайлов: «Наша задача – конкурировать не с другими, а с самими собой»

25.07.2021, 12:00

Глава чаплыгинского завода «Новый век агротехнологий» Владимир Михайлов: «Наша задача – конкурировать не с другими, а с самими собой»

Воронеж. 25.07.2021. ABIREG.RU – Аналитика – Эффективное земледелие невозможно без применения современных оросительных систем. Эксперты утверждают, что этот рынок растет быстрее, чем производители успевают наращивать свои мощности. С учетом игроков в других странах это развило жесткую конкуренцию. Несмотря на демпинг со стороны иностранных производителей, отечественные компании продолжают активно вытеснять с внутреннего рынка более дорогую импортную продукцию. Кроме того, проблема лежит в восприятии аграриев отечественной продукции, которые часто считают, что она априори не может быть лучше импортной. Почему они ошибаются, рассказал совладелец, директор завода «Новый век агротехнологий» Владимир Михайлов.

– Вы себя ощущаете больше китайским или отечественным производителем капельной ленты?

– Я называю нас российским предприятием с китайским капиталом: в организации нашего предприятия были использованы деньги китайского инвестора, но сотрудники здесь − только российские граждане. На начальном этапе у нас было два китайских инженера, которые помогали нам осваивать технологию. Но оказалось так, что наши требования к выпускаемой продукции выше, чем у китайских инженеров. Поэтому мы достаточно быстро освоили работу линий и технологию изготовления. И с китайскими специалистами давно расстались. Сейчас на заводе работают только российские технологи и инженеры.

– Как именно вы пришли в этот бизнес?

– Мы давно занимаемся вопросами поставки продукции для сельского хозяйства. В 1998 году мы начали первыми в России продавать упаковочные материалы для овощей и агрокультур. Это такие упаковочные мешки-сетки из полиэтилена. В тот момент эту продукцию очень мало использовали, Россия ее не производила, и мы создавали инфраструктуру для использования этих мешков. Они экологически удобнее, чище, продукция в них лучше хранится, проветривается. А потом мы развились до такого уровня, что решили заняться капельным орошением. Кстати, на это нас подвигли сами фермеры, которые хотели от нас получить всё, что может дать Китай в применении аграрных технологий. В Китае всё сельское хозяйство построено на капельном орошении. Когда мы привезли первые партии капельной трубки, она была достаточно хорошо принята. Но нас смущало вот что: высокие расходы на логистику и невысокое качество продукции.

– То есть капельное орошение пришло в сельское хозяйство из Китая?

– Нет, технология появилась в Израиле в 1969 году. Тогда израильские инженеры, аграрии создали систему капельного орошения, а Китай очень быстро подхватил эту технологию, как раз в 80-е годы [они пришли к] капиталистической системе хозяйствования и очень резко и быстро вырос объем применения. Я долгое время был тренером по ушу, и у меня были друзья в Китае. Я их подключил к бизнесу, и мы начали заниматься этим вопросом довольно плотно. К тому же китайская система капельного орошения была самая доступная по цене, в отличие от американской и израильской, но сильно проигрывала им в качестве. Поэтому мы решили, что нужно привезти производственные линии, поставить их в России и самим управлять качеством, подбирать сырье. Собственно, это мы и сделали. И сейчас можно сказать, что мы являемся крупнейшим предприятием в данной отрасли по изготовлению капельного орошения. Мы не только капельное орошение изготавливаем, но и создаем полностью под ключ системы капельного полива для полей. Дело в том, что капельная лента – это трубка диаметром 16 мм. Она используется один сезон, хотя может служить на поле до пяти лет. Потому что, когда ее разостлали по грядке, она находится в земле. А когда после уборки урожая ее вытаскивают, то ее консервация, промывка, продувка выходят гораздо дороже, чем просто купить новую. Тем более что бэушная капельная лента достаточно хорошо используется как вторичное сырье. И компании, специализирующиеся на переработке вторсырья, с удовольствием покупают ленту у фермеров и перерабатывают. Поэтому мы у себя на заводе производим самое ходовое – капельную ленту. Почему мы ее называем лентой? Дело в том, что трубка толщиной всего 0,2 мм и при намотке на катушку становится плоской. Но она достаточно крепкая, держит воду под давлением до трех атмосфер. Полив выходит постепенный и дозированный, через капельницу, встроенную внутрь.

– А почему именно Чаплыгин? В принципе экономзона была на тот момент не настолько раскрученной, как сейчас...

– Мы рассматривали вариант размещения завода в Рязани, в Подмосковье, Краснодарском крае. Липецкая ОЭЗ считалась лучшей во всей России. Кроме того, Липецкая область – это фактически европейский центр России: до Москвы рукой подать и ближе к югу – основным потребителям нашей капельной ленты. Плюс достаточно недалеко от производителей сырья.

– А что у вас является сырьем?

– Это полиэтиленовая крошка разных форматов, но в основном используется пленочный полиэтилен. Процесс подбора сырья был достаточно сложным. И мы до сих пор продолжаем совершенствовать рецептуру, потому что российское сырье и технологии экструзии не стоят на месте.

– А как вам удается такими быстрыми темпами расти? Когда вы зашли в 2016 году, у вас было 10% рынка, потом стремительно нарастили долю до 30-40%. Сейчас уже наверняка половина объема рынка...

– Нет, таких показателей мы пока не достигли. Рынок данной продукции очень интенсивно продолжает расти. Да, был большой спрос после 2010 года, когда были сильная засуха и пожары: очень резко и быстро начали расти площади полей под капельное орошение, мы начали строиться. Но потом вдруг резко начали падать темпы прибавления полей с капельным орошением. Получается, пока были свежи воспоминания о том, что урожай пропал, всё сгорело, люди вкладывались. А уже к 2012-2013 годам интерес к капельному орошению опять начал падать. Мы готовились к очень интенсивному наращиванию наших мощностей, но были вынуждены скорректировать свои инвестиционные планы в соответствии с реалиями.

Надо признаться, к сожалению, что передовые технологии, которые достаточно быстро прижились в Китае, почему-то в России развиваются слабо. Насколько я знаю, даже в вузах пока не рассматривают капельное орошение как какую-то ирригационную систему, тем более основную. По-прежнему изучается традиционное дождевание. Бывает, что мы встречаемся с овощеводами, которые считают нужным к нам прислушиваться, но пытаются самостоятельно наладить систему полива. И часто получается так, что взяли капельное орошение, неправильно его разложили, нас не послушали, а потом начинаются претензии, что капельное орошение не дало прирост урожая. Начинаем разбираться, говорим, мол, вот здесь неправильно сделали, вот здесь не так настроили, потому что в действительности система капельного полива – это не просто бросить нашу капельную ленту на грядку и забыть про нее до уборки урожая.

– Может, вам в таком случае самостоятельно ее монтажом заниматься?

– Мы это делаем. Но люди хотят сэкономить.

– Сколько стоит такая система орошения?

– Приблизительно около 60 тыс. рублей на гектар. В целом система не такая и дорогая, хотя в зависимости от определенных условий эта сумма может достигать и 100 тыс. за гектар. Это только в первый год, далее фермер приобретает только капельную ленту, которая составляет 20-25% от стоимости проекта. Это гидравлическая система, которая требует четкого расчета, в зависимости от профиля и типа поля, от того, какая культура на нем засевается, где находится вода, сколько воды необходимо. Это достаточно сложная вещь, но большинство фермеров считает, что мы просто провели трубку и можно ни о чем не думать.

– Получается, овощеводы не получают желаемых результатов по незнанию, из-за нехватки информации в области монтажа и эксплуатации систем орошения?

– Конечно. Мы же не можем их заставить покупать у нас услуги по монтажу. Мы всем говорим: «Используйте наше капельное орошение, и у вас от 50 до 80% увеличится урожайность». Вот сейчас лето в разгаре, очень жарко: люди порой умыться не могут, нет водяного давления, все поливают сады. А если у всех будет капельное орошение, оно же снизит более чем в 10 раз потребление воды на полив сада.

– Если вам так необходима популяризация вашей продукции среди аграриев, чем объясните свою медийную закрытость?

– Дело в том, что мы работаем в узком сегменте. Все жители Чаплыгинского района знают про наш завод и используют нашу продукцию на своих садовых участках. Каждый раз мы осторожничали с объемами производства, и постоянно нашей продукции не хватало на 15-20%. На следующий год мы принимали соответствующие меры, покупали дополнительно одну или две линии. Но по истечении этого года рынок продолжал расти быстрее, чем росли мы. У нас никогда не хватало мощностей для того, чтобы делать продукцию на экспорт, потому что мы не могли покрыть внутренние потребности страны нашей капельной лентой. Тогда мы обратились в фонд поддержки промышленности. У них есть программа развития предприятий как раз для того, чтобы часть продукции продавать на экспорт. Так мы получили финансирование, за что особо благодарны Липецкому фонду развития промышленности.

– А ваша лента способна конкурировать с иностранной продукцией?

– У каждого свой покупатель. В условиях такого резкого роста рынка наши фермеры и крупные агропромышленные комплексы продолжают покупать иностранную капельную ленту. Хотя могу отметить, что процесс импортозамещения идет: мы, отечественные производители, продолжаем интенсивно вытеснять с нашего внутреннего рынка более дорогую импортную продукцию. А иностранные производители начинают в ответ демпинговать, снижая цену, конкурировать с нами. Однако всё равно у нас получается продукция дешевле: и у Углича, и у нас, и у Ростова сейчас качество не хуже.

– Почему все-таки предпочитают более дорогую импортную ленту?

– Для меня это тоже загадка. Я отчасти могу понять. Очевидно, речь об эффекте неверия в российскую продукцию. Я как-то разговорился с одним руководителем крупного фермерского хозяйства. Рассказываю ему о нашем производстве, объемах выпускаемой продукции, качестве. Он выслушал меня и спрашивает: «Ну и кто-нибудь покупает?» Говорю ему: «Да, вот ваш сосед купил». И он мне: «Давайте поступим так: я год понаблюдаю за тем, как обстоят дела у моего соседа, а пока куплю израильскую капельную ленту». Я ему говорю: «Ведь вы сэкономите почти 10 млн рублей, купив нашу технологию». А фермер в ответ: «Знаешь, если я у вас куплю и она окажется некачественной, то я потеряю на недополученном урожае гораздо больше, чем сэкономлю на вашей капельной ленте». Но в итоге он все-таки перешел на нашу продукцию.

– Вы упомянули своих конкурентов в Угличе, Ростове. В каких регионах еще есть аналогичные вашему производства?

– Сейчас открылись линии по производству вполне качественной капельной ленты в Ростове, Астрахани, Волгограде, несколько заводов появилось под Воронежем. С одной стороны, это приводит к тому, что мы вынуждены продавать продукцию дешевле – жесткая конкуренция. Но с другой стороны, дешевая продукция увеличивает количество фермеров, которые начинают ею пользоваться. Рынок растет за счет дешевой продукции быстрее, можно взять свой оборот объемами. Получается, с одной стороны, мы теряем, потому что за счет конкуренции сбрасываем цену, с другой − приобретаем за счет того, что начинает расширяться рынок, появляется большое количество фермеров, имеющих небольшие хозяйства по 2-5 гектар: они видят, что капельная система орошения им по карману.

– Вы расширили экспорт?

– Да, экспорт расширили. Наша продукция поставляется в Узбекистан, Киргизию, Казахстан. И одна партия ушла в Мексику. Мексика – скорее, пробный вариант, но продукция оценена достаточно хорошо. Но экспортные связи не налажены, как следует. Фактически покупатели из этих стран сами выходят на нас и просят поставить нашу продукцию.

– Вы сейчас закончили проект по увеличению мощностей предприятия вдвое. Что изменилось?

– Точнее, не вдвое, а в полтора раза.

– Еще планируются новые инвестпрограммы?

– Конечно, будем дальше увеличивать мощности. Возможно, строить новые производственные площадки. Сейчас у нас достаточно экономное, плотное и выгодное использование всех наших производственных площадей. Я бы даже назвал наше предприятие идеальным в этом вопросе. Чем лучше используется производственная площадь, тем, соответственно, выгоднее это предприятие. У нас еще есть место на запуск дополнительных линий. Так что впереди дальнейшие инвестиции и развитие производства.

– С какими финансовыми показателями вы завершили 2020 год и планируете завершить 2021-й?

– Если в прошлом году у нас было произведено порядка 300 млн метров капельной ленты, то в 2021-м будет значительно больше.

– Вы сотрудничаете в основном с КФХ и частниками. А с крупными агрохолдингами работаете?

– Разумеется, и с крупными агрохолдингами тоже. У нас есть свой отдел продаж, и он имеет обособленные подразделения в девяти городах России. Там у нас есть менеджеры по продвижению товара, есть склады. И их главная задача – не продать товар, а грамотно и профессионально подобрать нашу систему орошения для тех, кто производит сельскохозяйственную продукцию, чтобы облегчить труд агрария и повысить урожайность.

– Часто ли бывают форс-мажоры, когда, к примеру, продукция не оправдала ожидания?

– В последнее время у нас таких моментов практически не возникает. Часто бывает так, что предъявляется претензия, мы выезжаем на поле, и выясняется, что, вопреки нашим просьбам, потребитель не проверил систему укладки. А весь механизм укладки капельной ленты подробно расписан в инструкции, ее подписывает каждый потребитель.

– Что необходимо, чтобы покрыть спрос продукции и расти дальше?

– Считаю, что нам надо увеличивать число проектов, чтобы избежать ситуации, когда система капельного полива перестанет давать ожидаемую прибыль. Уже сейчас специалисты нашей проектной группы могут спроектировать систему под конкретное поле и под определенный ассортимент сельскохозяйственной продукции.

Второй момент – мы начинаем делать то, что в Китае уже давно организовано и работает, – это система умного поля. Когда происходит полив с помощью капельного орошения, фермер включает и выключает воду фактически по собственному усмотрению. А мы планируем оборудовать поле системой измерения влажности почвы, рассчитанной до 1,5 м глубины, получающей энергию от солнечных батарей и сбрасывающей свою информацию через Wi-Fi. Также будут установлены мини-метеостанции, которые будут прогнозировать дождь. Так у нас получится облачная система, которая позволит автоматически определить, какое количество воды нужно, какой тип почвы, какая будет погода, влажность почвы и воздуха. Система будет сама включать насосы, дозировать подачу воды и удобрений. А фермер будет наблюдать за этим процессом на экране смартфона.

– А кто заказывает в основном такие облачные системы?

– Пока эти облачные системы у нас только в проекте. Потому что люди в данный момент не готовы воспринимать это ноу-хау. Агрономы сами, опираясь на свои знания, определяют количество полива. Какое количество воды выливается из каждой капельницы известно, количество капельниц на грядке известно, значит, легко можно посчитать, сколько у нас приходится воды на один квадратный метр. Открыли учебник, посмотрели, сколько воды требуется разным агрокультурам, − казалось бы, всё очень просто. В действительности всё не так гладко: вода распределяется в почве неравномерно, где-то нужно прекратить полив, а где-то необходимо продолжить. А это можно контролировать только с помощью влагомеров, а не на глазок. Облачная система пока не пользуется спросом, потому что это недешево. Хотя в Китае это вполне рядовая технология. Если бы у нас в районе нашлось порядка 150 пользователей, то мы бы могли спроектировать такую облачную систему – одну на всех.

– Какова ее примерная стоимость?

– Честно говоря, пока всё находится на этапе проектирования, поэтому точной цифры я не могу назвать. Но это выгоднее, чем держать людей, которые бегают по полю, открывают-закрывают краны.

– Что нужно, чтобы реализовать этот проект?

– Для начала необходимо, чтобы люди изъявили желание видеть на своих полях эту технологию. Кстати, кроме облачной системы мы развиваем и другое направление – внедрение системы подземного полива. Подземный полив – это будущее. В Испании и в других европейских странах он используется чаще, чем раскладка капельного полива. Потому что капельный полив требует очень много ручного труда, его раскладывают каждую весну и каждую осень убирают. А каждое поле можно заранее оборудовать подземным капельным орошением на глубину, допустим, порядка 50 см. Это более толстая трубка, несколько другие капельницы, и они могут использоваться под землей гарантированно в течение пяти лет. Хотя реально при правильной эксплуатации они могут прослужить значительно дольше. Можно такую систему использовать при выращивании зерновых культур. Допустим, кукуруза, если использовать подземное капельное орошение, может дать урожай до 300 центнеров с гектара. По нашим расчетам, стоимость подземного орошения на гектар составит 100-150 тыс. рублей, но эта технология очень быстро окупит затраты.

– Кого вы считаете своим главным конкурентом, помимо погоды?

– Я думаю, для нас главный конкурент – это израильская компания Netafim, которая является фактически законодателем мод в области капельного орошения. Их главное преимущество − высокое качество продукции. Мы понимаем, что если наша лента будет такая же качественная, то ее будут покупать. То есть наша задача не конкурировать с другими, наша задача – конкурировать, как говорят, самим с собой. Нужно бороться за своего клиента [с помощью высокого качества], таким образом вытесняя импортную продукцию из России.

Елена Дементьева
(473) 212-02-88
Светлана Горбачева
(473) 212-02-88
Комментарии 1
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

Промышленный форум